Russian

Belarusian

English

Когда детям про это рассказывать

Все важное про ВИЧ и ИППП.  Вопросы и ответы

А в Беларуси много ВИЧ-диссидентов, которые не верят в существование болезни и отказываются лечиться?

Знаете, было бы очень здорово, если бы это действительно было бы чьей-то выдумкой, если бы этой проблемы не существовало. Но, к сожалению, ВИЧ – это один из наиболее изученных вирусов в мире, его реально увидеть и посчитать современными методами диагностики.

Так же реально его лечить. А говорить, что фармацевтические компании на этом зарабатывают сумасшедшие деньги, нельзя. Есть целый пул недорогих индийских генерических лекарств, на которые можно потратить всего 200–300 долларов в год.

Опыт показывает, что отрицающие болезнь люди подобны страусам, которые прячут голову в песок. Увы, такой подход не работает. Ни один представитель таких сообществ не мог дать мне внятного объяснения, почему вдруг в городах, где распространенность ВИЧ выше среднего по стране, пациенты, несмотря на свою молодость и социальную активность, вдруг начинают умирать. Говорить, что у них иммунные проблемы и другие болезни, глупо, слишком четко это взаимосвязано, в том числе статистически.

Мнение людей имеет право быть, но они должны понимать, что разумный человек тем и отличается, что его мнение испытывает трансформацию и динамику, меняется исходя из имеющихся данных.

Везде в мире, кроме стран Восточной Европы и Центральной Азии, благодаря лечению, которое эти группы отрицают, удалось снизить и распространенность заболевания, и смертность от него на сотни тысяч.

У нас ВИЧ-диссиденты не очень часто встречаются и не организованными группами. В русскоязычном ареале большую распространенность такое убеждение получило в России. Таких пациентов мы не заставляем лечиться, а спокойно, медленно и верно убеждаем в том, что их подход неправильный, разъясняем и обсуждаем их сомнения. Отрицание ведь во многом из-за страха фатальности диагноза.

Много людей в Беларуси болеет ИППП? А ВИЧ?

Про ВИЧ и инфекции, передающиеся половым путем, нужно говорить отдельно. Суммарно выявлено чуть больше 25 тысяч случаев заражения ВИЧ. Тех, кто сейчас живет с этим диагнозом, около девятнадцати с половиной тысяч.

Статистику по ИППП привести сложно. Единственное, что можно точно сказать: сейчас мы видим снижение числа заболевших бактериальными инфекциями (вроде сифилиса, гонореи), но в то же время увеличилось распространение вирусных инфекций. И дело тут даже не в том, что люди начали повально болеть, а в том, что в последние годы такие стали более активно выявляться из-за появления более совершенных диагностических тест-систем.

Это официальная статистика, а сколько на самом деле людей с ВИЧ?

Есть разные методики подсчета от международных экспертов, и, если судить по ним, число болеющих в Беларуси может быть и 26–28 тысяч. То есть какая-то часть населения еще не попала в категорию обследованных пациентов, у которых положительный результат анализов. Грубо говоря, они еще не знают о том, что у них есть эта проблема. 

Вероятнее всего, число людей, которые инфицированы, но не знают о своем диагнозе, порядка 3–6 тысяч, сказать более точно сложно, эта цифра прогностическая.

С ИППП все проще: если ВИЧ долгие годы может протекать без клинических проявлений, то здесь чаще всего у пациентов есть жалобы, проблемы, которые вынуждают обратиться к врачу.

В каком возрасте чаще всего наблюдается ВИЧ? А СПИД?

Подавляющее большинство пациентов – в возрастной категории от 25 до 49 лет. Средний возраст ВИЧ-инфицированного пациента – 34–35 лет, это наиболее активная во всех планах группа населения. Поэтому нельзя эту проблему ассоциировать только с подростковой и детской средой. Безусловно, молодежь нужно учить безопасному поведению, но в первую очередь все усилия профилактического и лечебного плана должны быть направлены как раз на эту взрослую группу людей, которые часто думают, что их учить нечему.

Часто ли люди обращаются за помощью?

С ИППП обращаются за помощью чаще, потому что клинические проявления мешают нормальной жизни. С ВИЧ все серьезнее. В середине 90-х появилось больше маргинальных групп населения и наркопотребителей, которые практикуют не совсем социальные формы поведения. В это же время ВИЧ стал широко осуждаемой проблемой, поэтому метка маргинальных групп перенеслась и на заболевание.

Очень часто люди не стремятся обращаться за медпомощью, проходить тестирование, потому что они опасаются негативного отношения окружающих. И это очень плохо, ведь чем раньше выявить заболевание, тем благоприятнее будет прогноз.

Есть ли в обществе предубеждения о ВИЧ-инфекции?

В последние годы острота стигматизации, как ее принято называть, несколько снизилась. Пришло новое поколение, которое немного по-другому смотрит на всё. Но тем не менее негативное отношение к пациентам с ВИЧ – это по-прежнему проблема. Никто не говорит о том, что их увольняют с работы из-за ВИЧ-статуса и т.п., но отношение других граждан в большинстве случаев к ним негативное, поэтому люди стараются скрывать свою болезнь. 

В свое время в республике «воротами» для появления и распространения ВИЧ-инфекции послужили наркопотребители. И до сих пор многие приравнивают их друг к другу.

Когда детям начинают про это рассказывать?

Доктора информируют детей, когда те становятся школьниками, могут воспринять и критически оценить информацию. Чаще всего это подростковая аудитория. Но это не обязательно работа только врачей, есть целый ряд общественных инициатив, которые тоже занимаются этим. Но не нужно ждать, что кто-то придет и научит вашего ребенка, родители тоже должны учить детей основам безопасного поведения.

Врач-инфекционист                                                         Падуто Д.С.

По материалам сайта интернет-журнала о жизни г.Минска